Сон поломанные зубы и дырка в губе


Когда он пришел к Василисе, она, выгнав коз за забор, убирала в сарае, сгребая в кучу грязное сено. Ты глухой, что ли? Ловко обмотав веревкой ее ноги и подвесив на яблоневую ветку, она приставила миску, в которую звонко закапала кровь, а безголовая курица продолжала бить крыльями.

Сон поломанные зубы и дырка в губе

Женщина высморкалась на снег, зажав нос двумя пальцами, и, вытерев их о тулуп, усмехнулась. Она медленно, палец за пальцем, сняла перчатку и, отведя руку, посмотрела на обручальное кольцо. Оно за оврагом.

Сон поломанные зубы и дырка в губе

Нищенка была болезненно толстая, с широкой шеей, кожа на которой висела складками, и короткими опухшими ногами. Баграмов попытался уснуть в кухне, растянувшись на скамейке, но очень скоро у него затекло тело. Она хмыкнула и, перевернувшись на бок, положила сложенные ладони под щеку.

Вокруг было тихо-тихо, и он слышал, как пищит в салоне телефон, сигнализируя о севшей батарейке. Она вытащила его из таза, положив на разложенную на полу тряпку, обтерла, высушила полотенцем волосы и, взвалив на плечи, словно тюк, поволокла в спальню.

Наконец они вышли на дорогу, расчищенную трактором, и идти стало легче.

Глядя, как она ловко срезает кожуру, бросая ее в миску, Баграмов почувствовал, что сильно проголодался за день. Резные настенные часы показывали семь, но семь утра или семь вечера, он не знал. Вымыв с пемзой руки, черные от въевшейся грязи, сполоснула разгоряченное лицо и, упав перед иконками, заплакала.

В конце концов ему было все равно. Все из-за метели, — сказала женщина, вытирая мокрые руки о платье.

Но тут дверь, которую Василиса неловко попыталась подпереть ногой, открылась, и из дома вышел Баграмов. Отвернувшись, он сжал рот рукой, но его все равно вырвало.

Женщина вспыхнула и, развернувшись, бросилась назад, отталкиваясь лопатой, словно веслом. Резные настенные часы показывали семь, но семь утра или семь вечера, он не знал. Маршрут была незнакомым, но навигатор подсказывал:

Хлеб привезут, вещи всякие. Показалось, будто среди деревьев мелькнула Василиса, но, вздрогнув, Баграмов разглядел только разлапистую елку, согнувшуюся под тяжестью снега.

Он быстро захмелел, и к горлу подкатывал беспричинный смех, хотя ему было совсем не смешно. Забравшись в подвал, едва не свернул шею, поскользнувшись на лестнице, и долго шарил в темноте, передавив ногами кабачки, пока не отыскал бутылку с самогоном.

Она прильнула к нему, и Баграмов обнял ее, стараясь не думать, как нелепо выглядит со стороны, заросший всклокоченной бородой, худощавый, едва достающий до плеча высоченной Василисе. Под полом скреблись мыши, и Баграмов со всей силы топнул, так что на минуту они затаились, но потом вновь принялись грызть перекрытия.

Там они в последний раз провели отпуск вместе, в маленьком отеле на берегу, где воздух был соленым и пряным от цветущего огненного дерева, ветки которого нависали на балкон, а вернувшись, так охладели друг к другу, словно оставили свои чувства на острове вместе с забытым на пляже полотенцем.

Она ударила еще и еще раз, попадая по тазу, который издавал протяжные стоны, а потом, замахнувшись, обрушила грабли участковому на голову, и он выскочил из ее двора, швырнув в нее напоследок тазом. В доме шумела растопленная печь, на столе лежала сизая общипанная курица, которую Василиса собиралась приготовить на обед.

Пока добрался до расчищенной дороги, изрядно замерз. Название есть у нее? Василиса поставила в кружку свечу, распустила волосы и, сев на край кровати, забубнила: Женщина покачала головой, облизывая потрескавшиеся губы.

Баграмов брел через деревенскую улицу, подволакивая ушибленную ногу, и, вспоминая, как, спев на сцене, исполнил еще одну мечту, думал: Женщина, держась на расстоянии, шла за ним следом, он не видел ее, только слышал, как поскрипывал под ее ногами снег, и чувствовал тяжелый, буравящий спину взгляд.

Он попробовал картошку, но она была пересолена. Обернувшись у калитки, увидел, как Василиса, плюща нос о стекло, прильнула к окну и, сложив ладони домиком, пыталась разглядеть его в темноте. Василиса была последней Васильевой, поэтому ей приходилось носить имя целиком, и оно было ей велико.

Она носила с собой складной стул, сделанный из двух железок и тряпки, и присаживалась передохнуть, когда у нее начиналась одышка, так что не могла без остановки пройти даже вдоль деревни. Баграмов не успел даже выставить руку, как тракторист обрушил ключ ему на голову, и он упал, заляпав стекло кровью.

Лицо Табачника мелькнуло в щели между досками и, пыхнув дымом, исчезло. Ветер забивал снегом глаза, и Баграмов, потирая замерзшие руки, поспешил вернуться в машину. Баграмов то и дело бросался к сугробу, где ему мерещилась машина, но каждый раз обманывался. Живу, никого не трогаю, а ты что на меня наговариваешь?

Все бабы чокнутые.

Сгущались сумерки, и лес за окном становился мрачнее, а очертания — обманчивее. Озираясь, он вошел внутрь, то и дело поглядывая наверх и опасаясь, как бы ему на голову не рухнула люстра или кусок лепного потолка. Но он с трудом заставил себя улыбнуться.



Видео про стриптиз женский стриптиз
Виртуальный инф писюн
Порнуза нежный секс беременные
Ебля руских смотреть бесплатно
Гей ебля экстрим
Читать далее...

<